Войти | Новый пользователь? Зарегистрироваться
Разместить рекламу | Карта портала | Помощь
Полиграфический Портал RuPrint.Ru - Открой Свой Мир Полиграфии
Энциклопедия Полиграфии RuPrint.Ru
У Вас есть статьи, интересные для наших читателей? Присылайте!
| | ЭНЦИКЛОПЕДИЯ | | | ПОЛИГРАФСТАТ | ГАЗЕТА | |
Как искать в "Энциклопедии"?
RuPrint.Ru / Энциклопедия Полиграфии / Статьи по полиграфии / Работа /
Рубрикатор статей

Полжизни на работе

12/12/2007 / Юлия Говорун, еженедельник SmartMoney

Что заставляет топ-менеджеров трудиться по 12-15  часов в сутки?
Трудоголики идут в ногу с наркоманами или вкалывающие едва ли не сутки напролет приводят объяснения, которые в целом не дают оснований сомневаться, что перед нами  — люди с рациональной мотивацией?
Пробуем разобраться (на примере инвестбанкиров).

Боб Форесман работает семь дней в неделю, больше 12  часов каждые сутки. Отец пятерых детей, он общается с ними всего пару раз в неделю, когда отвозит в школу. Дежурные утренние приветствия «Как дела?»  — «Хорошо» не в счет. В семь утра Форесман уезжает на работу, в офисе появляется к девяти, а покидает его в десятом часу вечера. Это нормально. Для инвестбанкира  — самый обычный рабочий день. Не такой уж и длинный.

Примерно по тому же графику, что и у зампреда правления инвестиционной группы «Ренессанс Капитал» Боба Форесмана, работают и главный стратег Альфа-банка Рональд Смит, и руководитель группы по анализу рынка нефти и газа Deutsche UFG Павел Кушнир, и управляющий директор «Атона» Стивен Дашевский  — да почти все сотрудники инвестбанков независимо от должности. Минимум 12,  а часто 14-15  часов в сутки. Зачем нужен такой трудоголизм?

Специфика

Проявления трудоголизма у работающих в России инвестбанкиров, впрочем, на первый взгляд не кажутся болезненными. Погрузимся ненадолго в историю. Сам термин стал популярным в 1971  г., когда вышла книга американского психолога Уэйна Оутса «Признания трудоголика» (Confessions of  a  Workaholic). Оутс подметил сходство в поведении алкоголиков, наркоманов и людей, отличающихся повышенным трудолюбием. Те, другие и третьи буквально жить не могли каждый без своего зелья, несмотря на принципиальную разницу между вредными веществами и трудом. Все три категории «пациентов» довольно легко жертвовали семейными и социальными ценностями ради соответственно водки, кокаина и «пахоты».

В дальнейшем ученые много изучали феномен, однако они до сих пор спорят, кого из трудолюбцев следует признавать больным, а кого  — просто добросовестным работником. Авторитетная исследовательница проблемы, профессор Университета Индианы Марсия Мичели, к примеру, классифицирует трудоголиков по мотивации: «трудозависимые», «перфекционисты» и «ориентированные на результат». Граждане с навязчивой идеей поработать ради самого процесса нуждаются в медицинской помощи, а вот представителей последних двух групп трудоголиков лечить от психических расстройств не нужно. Врач потребуется, если из-за постоянных стрессов и перенапряжения возникнут проблемы с артериальным давлением или сосудами головного мозга  — подобные неприятности, увы, грозят всем, кто слишком много трудится.

Инвестбанкиры, вкалывающие едва ли не сутки напролет, приводят объяснения, которые в целом не дают оснований сомневаться, что перед нами  — люди с рациональной мотивацией. Ненормированный график зачастую объясняется просто особенностями должностных функций. Круг обязанностей того же Боба Форесмана из «Ренессанса»  — «развитие взаимоотношений с клиентами и создание нового бизнеса по всем направлениям». Клиенты Форесмана живут в разных часовых поясах и странах, работают каждый по своему графику. Приходится подстраиваться. Занимаясь клиентским бизнесом, располагать собой невозможно  — располагают тобой. «Если ты не готов общаться с клиентами не только во время работы, но и по ее окончании, то сложно рассчитывать на приемлемый результат»,  — объясняет Форесман. Практически все свое время, включая субботы и воскресенья, он проводит в переговорах с деловыми партнерами, многие из которых за давностью и плотностью общения уже перешли в разряд личных друзей.

«Для клиента ты всегда должен быть на связи»,  — подтверждает слова коллеги Рональд Смит из Альфа-банка. Его рабочий день начинается в 8.30, а заканчивается после 20.00. Но это если нет никаких сделок  — в противном случае Смит сидит на работе до двух ночи несколько недель подряд. Главный стратег банка жалуется, что на нем лежит много административных дел, которые отнимают время, отвлекая от написания отчетов и поиска информации. Заниматься основным делом ему приходится, как правило, вечером: днем постоянные звонки от клиентов, аналитиков, бухгалтерии не дают сосредоточиться.

К 8.00  появляется в офисе Deutsche UFG руководитель группы по анализу рынка нефти и газа Павел Кушнир. «Позже 8.30  никто не приходит, потому что в 8.45  должен быть сдан ежедневный обзор,  — рассказывает аналитик.  — Его можно сделать накануне, но обычно утром в газетах появляются новости, которых мы не знаем». Затем аналитик Deutsche UFG пишет отчеты, встречается с клиентами, разрабатывает бизнес-модели. Все это незаметно растягивается минимум на 12  часов, а, по словам Кушнира, более чем в половине случаев люди проводят в офисе и по 14-15  часов. Никто не застрахован от работы в выходной день, особенно когда идет подготовка отчета к определенной дате.

Стивен Дашевский из «Атона» говорит, что уже 10  лет работает по 12  и более часов в сутки. Будучи «жаворонком», он без проблем встает в 6.00, однако, если рабочий день вместо обычных 19.00-20.00  заканчивается из-за авралов или деловых ужинов глубокой ночью, на другой день Дашевский старается уйти с работы пораньше. Только «уйти пораньше»  — относительное понятие: торги в Америке идут до полуночи по московскому времени, а поскольку сотрудники «Атона» с прошлого года являются частью глобальной группы (Unicredit), они должны быть постоянно доступны для связи. Но это еще что, говорит 35-летний управляющий директор, вспоминая, как 4-5  лет назад в попытках объять необъятное он по три недели проводил в командировках и устраивал по две встречи в сутки в разных частях света.

Цели

Работать на износ, пока молодой,  — установка, пришедшая в наши инвестбанки с Запада. Рональд Смит, проработавший долгое время в США, рассказывает, что там прийти на работу в 8.30  считалось непозволительной роскошью. Один его знакомый, 32-летний младший аналитик Morgan Stanley, работает семь дней в неделю по 18-20  часов в сутки, почти не спит ночами и готов так трудиться еще ближайшие 2-3  года. Смысл? «“Иначе не успею”,  — цитирует Смит коллегу, мечтающего к 2010  г. резко повысить свой статус.  — Если человек мало работает, например восемь часов в день, он будет последним на рынке».

Заработать, пока есть силы, на безбедную жизнь в будущем  — основной мотив инвестбанковских трудоголиков. Подавая резюме, молодые люди уже знают, куда и зачем идут. Консультант из хедхантинговой компании Cornerstone Людмила Теселкина говорит, что на собеседованиях в инвестбанках продолжительность рабочего дня даже не обсуждается. Зато серьезно обсуждается компенсационный пакет с набором льгот, направленных на поддержание здоровья: нажить в молодые годы инфаркт или инсульт все же не хочется. Чаще всего речь идет о клубной карте в крутой спортзал.

«У нас как в армии: если хорошо работаешь, тебя ждет повышение,  — говорит глава московского офиса Morgan Stanley Райр Симонян.  — С ростом карьеры меняется характер труда. Аналитики делают много технической работы, а управляющие директора работают в основном с клиентами. Но паразитировать не получится. Есть такое выражение  — dead wood, и наша фирма постоянно очищается от людей, эффективность которых недостаточно высока».

Считается, что на управляющего директора в год должно приходиться $25-30  млн дохода фирмы. Если учесть всех сотрудников, то в компаниях уровня «Атона» или «Ренессанса» на человека получается $1-3  млн в год. Доля суммы, на которую может рассчитывать сам сотрудник, сильно варьируется: для аналитика  — составлять порядка 10%, для управляющего директора  — достигать и 30%. Зато и требования к последним жесткие. Райр Симонян за последние два года нанял всего двух управляющих директоров  — Елену Титову из Goldman Sachs и Павла Федорова из UBS.

Продвигаться по карьерной лестнице получается не у всех. «Карьерный рост на нашей работе ограничен,  — говорит Павел Кушнир.  — Остается либо продолжать работать в этой же позиции, либо уходить». Куда? Многие мечтают, заработав приличных денег, перейти с тяжелой работы финансовых посредников (sell-side) на более легкую, например в buy-side, то есть фонды, которые сами покупают активы. «Я работал пять лет на buy-side,  — рассказывает Смит из Альфа-банка.  — Хотя там тоже много работаешь и неплохо зарабатываешь, это не сравнится с инвестбанкингом». Так и есть. Дмитрий Боски, директор фонда прямых инвестиций Berkeley Capital Partners,  — как раз из buy-side. «В среднем я работаю 50  часов в неделю,  — рассказывает Боски,  — и могу позволить себе отдохнуть ровно тогда, когда хочу, а не тогда, когда физических и моральных сил не остается уже больше ни на что».

Вот и Рональд Смит говорит, что поработает в России еще пару лет, а после этого уедет в Лондон или Нью-Йорк, где собирается найти место в более спокойном buy-side.

Только работодателей подобные настроения не радуют: им бы хотелось выжимать из сотрудников побольше.

Симптомы

Расширение штата для инвестбанка  — крайне затратное дело, кроме того, есть риск пожертвовать качеством работы. Наконец, если в команде аналитиков, покрывающей один сектор рынка, больше трех человек, то инвесторы уже перестают узнавать специалистов в лицо. А в этом бизнесе слишком многое завязано на личные контакты.

«Каждый час работы грамотного сотрудника приносит тебе деньги. Ты нанимаешь человека для того, чтобы он заработал определенное количество денег, а не для того, чтобы в целом получалась пусть и та же сумма дохода, но пропорционально чуть меньше на каждого человека»,  — объясняет систему найма Стивен Дашевский.

Ценные кадры удерживают любыми средствами  — неудивительно, что у них возникает привыкание к работе и появляются нематериальные стимулы. «Наша работа как спорт,  — проводит аналогию Боб Форесман из “Ренессанса”.  — Спортсмен может активно тренироваться, а может “забить”. Но он же хочет участвовать в Олимпийских играх?» Вот и аналитики с директорами включаются во всемирную гонку инвестбанкиров, хотя это и выглядит подчас как бесконечный бег по кругу. «Со временем ты замедляешь темп, но все равно не останавливаешься, потому что это игра, в которую получается играть»,  — говорит Дашевский. «Иногда, если случается, что работы нет, ее можно придумать. Мы привыкли так много работать, что рано уходить с работы  — непривычно, странно»,  — добавляет Кушнир. Похоже на «ломку», правда?

В действительности все не так страшно. Предотвратить заболевание навязчивым трудоголизмом нетрудно, достаточно следовать рекомендациям психологов, изложенным во множестве научно-популярных книг. Приведем одну из простейших: никогда не берите работу на дом.

Стивен Дашевский говорит, что следует этому правилу, да и вообще не видит в работе инвестбанкира большой опасности. «При всей сложности и напряженности работы это все же не вагоны разгружать и не дрова колоть,  — рассуждает управляющий директор “Атона”.  — Ты проводишь на работе 12  часов, но ты их проводишь за чтением, обсуждением, встречами». Работа не монотонная и достаточно разнообразная. Так что привычка к подобной деятельности совсем уж пагубной не выглядит.


***

Один день из жизни аналитика
американского подразделения UBS Investment Bank

8.00  проверяешь почту, рассылаешь новости, доделываешь вчерашнюю работу
9.00  начальник вызывает на ковер с требованием предоставить утренние отчеты, которые только-только дописываются
10.00  конференц-call с аналитиками из других подразделений, которые работают с тобой на одном проекте
12.30  пора на ланч, но директор просит распечатать ему некоторые материалы
13.45  возвращаешься с обеда, надеясь в душе, что никто из руководства не заметил твоего отсутствия; идешь обсуждать с управляющим директором, какие предварительные документы необходимо собрать для подготовки следующего отчета
15.00  директор ставит новую задачу: заполнить груду бумаг, которые походят одна на другую как две капли воды и называются «профиль компании». Если там окажется компания, причисляемая к рисковым, будь готов написать 75-100  страниц инвестмеморандума
16.30  в это время начальство и коллеги обычно отрывают от работы: им надо сравнить показатели по различным транзакциям, провести дополнительные исследования, найти новые отчеты по сектору и т. д. Высшее руководство любит беспокоить вопросами, ответы на которые могут и не существовать в природе. Главное  — выглядеть умным, а потом переадресовать вопрос своему непосредственному начальнику
18.30  заказываешь еду, но поесть обычно сразу не удается: клиентам срочно требуется выслать какие-либо презентации
19.45  обсуждаешь с коллегами последние рыночные новости и слухи. Если бы их узнало начальство, тебя бы уволили
20.35  возвращаешься к работе. Звонишь во внутреннюю библиотеку с просьбой подготовить для тебя аналитические материалы, к которым у тебя нет доступа
22.00  уходя, начальник дает тебе еще пару поручений, не преминув отметить при этом, что «спешки нет». Конечно, как же! Впрочем, ты и сам не прочь уже уйти домой
23.00  оценка стоимости компании по методу DCF почему-то получилась совершенно дикой. Предстоит посидеть еще несколько часов
02.00  в последний раз за сутки проверяешь электронную почту, вызываешь такси и быстро едешь домой спать  — скоро ведь снова на работу

***

Источник: еженедельник SmartMoney #33(74) от 03.09.07



Всего страниц: 1

Версия для печати


Рассылка
Полиграфический Телетайп - обзор последних событий отрасли. Пример рассылки
RSS RSS.
Статьи полиграфии
16.04.2008
Единство противоположного
Елена Синицына, ИД "Коммерсантъ"

09.04.2008
Дефицит для ЦБК
Андрей Виньков, журнал "Эксперт"

01.04.2008
Поговорим об арт-терапии
Издательский дом "Агни"

26.03.2008
Условия для хорошей драки
Ольга Шадрина, журнал "Эксперт Сибирь"

18.03.2008
Интервью директора препресс-бюро
Выражайтесь печатно / PrintWeek

14.03.2008
Восточные гости решили прописаться
Влас Рязанов, журнал "Эксперт"

05.03.2008
Дорогой наш персонал
Дарья Денисова, журнал "Эксперт"

28.02.2008
Новый психологический контракт
Анастасия Алексеева, журнал "Эксперт"

20.02.2008
Медиасайентист 
Константин Бочарский, журнал "Секрет фирмы"

12.02.2008
Русский нестандарт
Данил Вязовов, еженедельник SmartMoney

30.01.2008
Пазл из подгузников
Анастасия Матвеева, журнал "Эксперт"

24.01.2008
Наполовину зрячие
Антон Шириков, журнал "Эксперт"

16.01.2008
Вечнозеленый Дюпон
Влас Рязанов, журнал "Эксперт"

26.12.2007
Где поставить печать
Лилия Москаленко, журнал "Эксперт"

19.12.2007
Тест на профессионализм. АКАР и ВЦИОМ нашли лучшего работодателя среди рекламных агентств
Sostav.ru


При перепечатке или другом использовании материалов ресурса ссылка на РуПринт.Ру обязательна.
За содержание рекламных материалов администрация ресурса ответственности не несет.

Контактная информация - Разместить рекламу

Copyright © 2002 - 2008 RuPrint.Ru

Rambler's Top100